scif_yar: (Default)
Красивые тетради, изготовлявшиеся на многих фабриках страны, в течение почти всего года радовали школьников. Однако неожиданно 19 декабря школы и торговые точки получили предписания в срочном порядке «изъять тетради, имеющие на обложке следующие снимки: 1. Песнь о Вещем Олеге, 2. У Лукоморья дуб зеленый, 3. Портрет Пушкина, 4. “У моря” с картины Айвазовского и Репина»[2].

В школах всех присутствующих собирали в актовых залах и объясняли про происки врага и необходимость уничтожать обложку [Краснов-Левитин 1977: 316; Сомов 2001: 191], что закономерным образом привело к панике[3], которая перекинулась и на тетради, вообще не имевшие отношения к юбилею поэта. Как красочно написал автор одного из спецсообщений НКВД, саратовские комсомольцы, а также учителя «шарахнулись в к<онтр>р<еволюционные> крайности» и стали уничтожать обложки тетрадок с Некрасовым и Ворошиловым[4]. По воспоминаниям, волна паники коснулась тетрадей, выпущенных в честь беспосадочного перелета Москва – Северный полюс – Ванкувер, что привело не только к уничтожению обложек, но и к массовым арестам сотрудников одесской фабрики, выпустившей тираж тетрадок [Горустович 1999: 216].
..
Наконец [энкавэдэшник] сел писать протокол, занес в него все то, что подлежало изъятию: <…> обложки тетрадей с рисунками, считавшимися невесть почему крамольными. Их собрали у учеников и должны были уничтожить. Да вот не успел он это сделать на свою беду [Ситдиков 2008] - See more at:
http://www.nlobooks.ru/node/8238

http://www.hrono.ru/text/2008/sitd01_08.html
scif_yar: (Default)
Это привело меня к размышлениям на тему того, как Советы, которые были достаточно неумелы в смысле влияния на мнение западного исследовательского сообщества, могли бы улучшить свои показатели. Что им стоило сделать, так это дать западным исследователям доступ в самые запретные из всех советских архивов, а именно в архивы органов безопасности — но больше ни к каким иным архивам не подпускать, так чтобы исследователи автоматически усвоили взгляд учреждения и встроили его в свою работу.
Архивы учреждений полнятся самооправданиями и склонны выставлять само учреждение в самом лучшем свете. Соответственно, архивы сталинского НКВД совершенно точно бы показали органы госбезопасности как борющиеся за общее благо, как сражающиеся с леностью и тупостью прочих институций: к примеру, Наркомпроса, который продолжал попытки направлять несовершеннолетних преступников в свои собственные посредственные коррекционные школы, а не в НКВД-шные; промышленных предприятий, которые нагло продолжали платить заниженные зарплаты тем, кого НКВД осудило на принудительные работы; провинциальных и республиканских властей, которые пренебрегали предоставлением еды и крова тем, кого НКВД депортировало в их регионы; районных советов, которые не создали детских садов с национальным языком для детей этнических депортантов (также в этом бы обвинили Наркомпрос); кадрового отдела ЦК партии, который упорствовал в переназначении любых ГУЛАГ-овских офицеров, демонстрировавших признаки компетентности, и в направлении в администрацию ГУЛАГ сплошных пустышек. … (Моя теория о легковерности исследователей, работающих только с одним архивом, никогда не была проверена на практике, но когда архив ГУЛАГ наконец-то стал доступен западным учёным в 90-е, именно подобного рода вещи в нём и обнаружились)».
http://sogenteblx.livejournal.com/107768.html#comments

Profile

scif_yar: (Default)
scif_yar

July 2017

S M T W T F S
       1
23 4 5 67 8
9 10 1112 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:51 pm
Powered by Dreamwidth Studios